В Чем Однообразие Различных Фигур Градоначальников Представленных В Описи

в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи

Урок начинается с обсуждения прочитанного. Оценка романа современниками сообщение ученика. Сразу по выходе книги в свет И. Тургенев, находившийся тогда в Лондоне, писал Михаилу Евграфовичу: Но подобное отношение к новому творению Щедрина было далеко не единодушным.

Некоторые читатели и критики встретили его более чем прохладно. Автор её рассматривал книгу как сатиру на русскую историю и в этой связи обвинял писателя в самых разных грехах: Одним из главных пунктов обвинения был тезис о глумлении сатирика над народом.

Подписана статья была псевдонимом А.

Литература в 10-м классе. М.Е. Салтыков-Щедрин. "История одного города"

Б-ов, за которым скрылся А. Суворин — в то время либеральный критик. Салтыкова статья Суворина возмутила и непониманием замысла книги, её представленны направленности и художественного своеобразия. Но "объяснение" автора было положено под сукно и пролежало в архиве ответственного редактора Стасюлевича сорок с лишним лет. Чем же объяснялась разноголосица мнений по поводу новой сатиры Щедрина?

Прежде всего различием в идейных позициях её читателей.

Беседа по содержанию произведения

Но немаловажное значение имело и то обстоятельство, что по своей художественной структуре книга была необычной, сложной. Тургенев в своей рецензии назвал её "странной и замечательной". Это и в самом деле одно из самых своеобразных произведений русской сатирической литературы. Необычен и жанр, и герои, необычен сам объект изображения, избранный сатириком. Давно известно, что предметом сатиры должна быть современность А тут вдруг — история.

К тому же история какого-то города Глупова. Где был заложен он? Прибывши домой, головотяпы немедленно выбрали болотину и, заложив на ней город, назвали Глуповым Границы города неопределённые, непонятные, то это уездный городишко с прилегающим к нему выгоном для скота рассыльный прибывает в Глупов "из Губернии", новый градоначальник тожето выясняется, что это город скорее губернский в трактате Микаладзе встречаем фразы: В другой губернии столь же рослый градоначальник Глупов населяли странные люди, похожие на горожан, встречаем мы здесь и купечество, интеллигенцию, и даже в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи бомонд.

А порой вдруг оказывается, что жители этого города Это город условный, иносказательный. Город — гротеск, в котором нашли воплощение негативные стороны всей страны, всего государства. В этом обобщённом образе совмещены деревни, сёла, уездные и губернские города, столицы Российской империи. Щедрин рисует гротесковую картину возникновения Глупова, строительным материалом для которой в значительной мере послужила сатирически переосмысленная легенда о "добровольном" призвании славянами варяжских князей.

Вспомним русскую пословицу "Заставь дурака Богу молиться — он и лоб расшибёт", которую следует понимать метафорически. Объяснение слова "головотяпы" является не чем иным, как вариантом этой пословицы, но писатель переосмыслил данное прозвище и прочёл его буквально. Ироническое объяснение помогает понять, что перед нами образ не правдоподобный, а условный.

Приём, к которому прибегает здесь автор буквальное прочтение метафорических выраженийвстречается в сатире. Особенно любят к нему прибегать художники-карикатуристы. Он позволяет создать яркие гротесковые образы рассматриваются иллюстрации художников Кукрыниксов к данному произведению. А вы как считаете? А как считает автор? Щедрин считает это глупостью, выражая своё мнение устами князя, согласившегося "володеть" головотяпами.

Сон в котором сумасшедшие трогают за волосы главы представляют собой описание жизни глуповцев при самовластии. Сатирик воссоздаёт город Глупов на разных этапах его существования, при разных правителях.

И снова люди вроде бы как люди: И качествами некоторые из них наделены вполне правдоподобными. В то же время сплошь и рядом быль переплетается здесь с фантастикой. Баклан — болван, чурбан, чурка.

Никодим Осипович Иванов "был столь малого роста, что не мог вмещать пространных законов. Умер от натуги, усиливаясь постичь сенатский указ". Сам Салтыков-Щедрин, объясняя смысл своего обращения к фантастике, подчёркивал, что "фантастичность рассказов нимало не устраняет их Конечно, объяснение это носит ироничный характер, но вместе с тем оно в своеобразной форме выражает ту мысль, что обращение его к фантастике было не случайным, а диктовалось серьёзными творческими задачами, несло важную идейную нагрузку, то волосы на заколках воронеж сколько бы прихотливым и безграничным ни был полёт фантазии, он всегда в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи с реальной действительностью.

Например, говоря о гротесковой характеристике Никодима Осиповича Иванова, который настолько "мал ростом", что не в состоянии был "вмещать пространных законов", мы должны знать, что эта фантастическая подробность появилась у Щедрина не случайно, что он опирался на материал реальной действительности. Характерной чертой многих из них были не в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи "пространность", но и крайняя запутанность, противоречивость.

Вот куда метит сатирик, заявляя, что градоначальник Иванов умер от "натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ". В фигурах некоторых из градоначальников можно отыскать черты подлинных российских самодержцев. Что общего у всех градоначальников? Они похожи в главном: Многообразие градоначальников оборачивается на самом деле их поразительным однообразием.

И термин "градоначальник" употребляется в данной книге не в официальном своём значении, а в чисто условном. Градоначальник — это начальник города Глупова, а поскольку Глупов — город обобщённый, то и градоначальник — понятие собирательное, обозначающее самовластного правителя.

И в следующей главе эти разнообразные фигуры как бы приведены к общему знаменателю. Этим знаменателем оказался Дементий Варламович Брудастый — градоначальник без головы.

в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи

Итак, в этом образе перед читателем предстаёт сущность градоначальничества, очищенного от всего второстепенного. Всё человеческое, и в том числе голова, ум. Для управления достаточно двух мелодий: Так правил Глуповым человек, у которого на плечах пустой сосуд, то есть человек без головы отдавал распоряжения, которые глуповцы беспрекословно выполняли, человек без головы распекал чиновников и так далее.

Причём Щедрин объясняет правомерность выбранного приёма объяснением смотрителя народных училищ.

По роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»

Оказалось, что в веренице градоначальников лишь тени, образы лиц. С этого начинается трактат Василиска Бородавкина. Итак, получается, что градоначальник — это мундир, а кто в мундире — неважно. В нём может быть Клементий, вывезенный из Италии за искусную стряпню макарон, или Фердыщенко, бывший денщик князя Потёмкина, большой любитель буженины и гуся с капустой, или Негодяев, бывший гатчинский истопник, или более зловещая фигура — Угрюм-Бурчеев.

Почему герой изображается на фоне пейзажа, в котором "вместо неба нависла серая солдатская шинель"? Шинель — символ, который должен создать иллюзию безгрешности тирана. Этот приём с простой солдатской шинелью не раз в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи русскими деспотами разных мастей: Он всех превзошёл своим безграничным идиотизмом, неиссякаемой энергией, ограниченностью, непреклонностью, уравниловкой, наличием казарменных идеалов.

Тем, что у власти идиот. В его голове созрел "целый систематический бред" Там. Кроме того, он хотел покорить природу, "естество", но природа не покорилась мертвящей воле "мрачного идиота". Таким образом, природа, ставшая для писателя олицетворением ьписи, новой жизни, — вот главный и, к сожалению, единственный, до конца последовательный противник бесчеловечной, мертвенной идеи государства.

В чём причина его поломки?. То ли под влиянием прекрасного весеннего дня естество! Вот эта-то несовместимость идеи государственности идеи человечности доводится Угрюм-Бурчеевым до предела. градоначльников

Стогова в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи здесь, родном

Аракчеевщина — явление конкретно-историческое, а потому в известном смысле "кратковременное". Угрюм-Бурчеевщина — нечто более широкое, страшное. Градоначальникам, олицетворяющим собой самодержавие, противопоставлены в книге Щедрина глуповцы.

Ежели нас теперича всех в кучу сложить и с четырёх сторон запалить — мы и тогда противного слова не молвим! На эти их качества указывают даже звукоизобразительные характеристики. Понаблюдав, мы увидим, что звукоизобразительные характеристики градоначальников и глуповцев резко отличаются. Произведение Салтыкова-Щедрина насыщено звуками, причём звуковая палитра писателя преобладает над цветовой. Кажется, что зрительные образы нарисованы градоначальникоы в цвете, а карандашом.

Здесь отсутствуют звуки спокойные, нейтральные. В гротескном мире произведения обычные звуки реальной жизни приобретают фантастический оттенок, так называемый звуковой гиперболизм. На какие характерные черты глуповцев и градоначальников указывают звукоизобразительные характеристики? гнадоначальников

Конспект двух уроков «Глупов и глуповцы под судом сатиры»

Жестокий бюрократический режим самодержавной власти, подавляя всё человеческое в человеке, выступает и как враг подлинно прекрасной музыки. Музыка редко звучит в Глупове, а если звучит, то претерпевает странные метаморфозы, лишаясь одухотворённости, красоты, гармонии. Поэтому и слышим здесь обычно какофонию.

в чем однообразие различных фигур градоначальников представленных в описи

Последняя деталь особенно выразительна. Писатель создаёт своеобразный аналог музыкального гротеска. Поэтому не случайно, наверное, появилась опера-блеф В.

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.